Краткое сведение о преподобных Варсануфии и Иоанне

Извлечено из жизни их, составленной Никодимом агиоритом.

 

Св. Варсануфий родом был египтянин. С юных лет горел он желанием вести подвижническую жизнь. Проходя однажды мимо конского ристалища, он вошел в него и, видя, как там каждый старается обогнать другого, сказал себе мысленно: «Видишь, как усердно подвизаются искатели тленных венцов? — Не тем ли паче должны подвизаться мы, — наследники Царствия Небесного?» — и ушел с сего зрелища, еще более прежнего горя духом к подвижничеству.

Был ли он в какой обители в Египте, — неизвестно. Сказание указывает его иноком прямо в Палестине. Пришедши в Иерусалим на поклонение св. местам, он остался здесь и сначала жил под руководством старца Маркелла, а потом перешел в обитель Аввы Серида близ Газы. Здесь, стремясь к высшему подвижничеству, он устроил себе малую келлию вне обители и, затворившись в ней, наслаждался сладчайшим безмолвием.

В начале сего безмолвия ему приносили из обители только три хлебца в неделю. Но как он предавался плачу и великую почерпал сладость от слез, то от ощущения сей неизреченной сладости нередко довольствовался только одним хлебцем, а многократно забывал вкушать и его. Так вкушал он пищу иногда два раза в неделю, иногда один раз; ибо почасту восхищаем был к пище духовной, от сладости коей забывал о пище чувственной.

С течением времени, омывая себя всегдашними слезами, блаженный так очистил сердце свое от страстей душевных и телесных, что стал превыше стрел вражеских, приобрел мир помыслов, который есть вместилище дарований Святого Духа, — приобрел и то, что в нем уснуло, или, лучше сказать, умерло всякое страстное движение и мудрование, почему и назвал затвор свой гробницею.

С того самого времени, как он очистил сердце свое от страстей и сподобился быть храмом и жилищем Святого Духа, вследствие такой чистоты, обогатился он высокотворным, истинным и совершенным смирением, по которому считал себя землею и пеплом — на деле, а не на словах только, и всегда говорил себе: кто я такой? и кто считает меня за что либо?

Чрез такое смирение сподобился он и большей из всех добродетелей, — рассуждения, которое дается от Бога иноку, как управитель.

От рассуждения же великий Варсануфий удостоился получить прозрение, которым, по изъяснению преп. Петра Дамаскина, постигаются мысленные и сокровенные сущности чувственных и мысленных тварей.

Чрез прозрение же сподобился он получить дарование прозорливости и пророчества, — видеть происходящее вдали, как находящееся вблизи, и будущее, как настоящее (отв. 31. 812). Он узнавал также по благодати и сердечные расположения людей, и отвечал вопрошающим его, не сообразуясь с словами их, но сообразно с направлением их ума и мыслей.

Полагая же непрестанно, по слову Божественного Давида, восхождения в сердце своем к Богу, и прилагая смирение к смирению, безмолвие к безмолвию, и любовь к любви, удостоился он наконец достигнуть и высочайшего дарования — восхищения к Богу, в коем возносился до седьмого неба, не на мечтательных крыльях мысли, но в неизреченной силе Духа, и там получил благословение и видел неизреченные блага и тайны царствия Божия, не зная, в теле ли он был, или вне тела, подобно великому Павлу (2 Кор. 12: 3).

И дано ему было за тем обильное дарование чудотворения, так что он мог воскрешать мертвых именем Владыки Иисуса Христа, изгонять демонов, исцелять неисцельные болезни, совершать и другие силы и чудеса, и подобно Илии заключать и отверзать небо.

такие великие дарования сподобился получить и столь великого совершенства добродетелей достигнуть великий во отцах Варсануфий. Однако столь великие дарования и приобретены были им среди таких искушений, каких многие не только не могут претерпеть самым делом, но даже и слух их не в состоянии будет вместить их. Равно и великим болезням подвергался преблаженный сей, но переносил их с такою доблестью, что, будучи болен, не только не восклонялся когда-либо на одр для своего успокоения, но даже не оставлял и рукоделия своего.

Жил сей святой в 6–м веке, во времена царя Иустиниана, и в течение целых пятидесяти лет и более, ни один человек не видал его. Только однажды показался он нескольким братиям и умыл им ноги, для рассеяния сомнения в его существовании. И еще под конец жизни расставался он с дорогим ему безмолвием для блага Церкви, когда Иустиниан начал теснить не принимавших учения аффортодокетов, покровительствуемых им. Патриарх Иерусалимский, в сей нужде, уговорил сего Авву великого отправиться к Императору с ходатайством преложить гнев свой на милость. Посольство имело успех. Убежденный силою слова Аввы, Император остановил задуманное преследование непокорных, как ему казалось, лично ему, и возвратил Иерусалимской Церкви свое благоволение, прислав ей с Варсануфием дары.

Скончался великий Авва в 563 г. А иные, не определяя года, обще говорят: раньше 600-го года.

Другой старец, преподобный Иоанн, проходил такое же безмолвное житие, как и Варсануфий, и сподобился таких же, как и он, дарований Духа, особенно же и по преимуществу дарования прозорливости и пророчества, почему и именовался пророком.

Откуда был родом и откуда пришел в сию обитель преп. Иоанн, неизвестно. Жил же он в первой келлии великого Варсануфия, когда сей последний устроил себе другую близ той же обители, — и безмолвствовал в ней 18 лет до самой своей кончины. Никто не видал, чтоб он когда-либо улыбался, или был смущен, или без слез причащался Божественных Таин, как засвидетельствовал о нем игумен той обители.

По дару провидения преподобный Иоанн, предсказав многое другое, делом совершившееся так, как он предсказывал, предсказал и о своей кончине, сказав о сем так: «В седминах аввы Серида я скончаюсь. Если бы авва Серид прожил долее, и я бы прожил еще пять лет, но как Бог скрыл сие от меня и взял его, то и я не проживу более».

Но так как авва Элиан, тогда еще юный по летам, будучи пострижен и поставлен в игумена обители, не зная уставов монастырских и как должно управлять братиею, умолял блаж. Иоанна: «Хотя две недели подари мне, чтобы я мог вопросить тебя касательно монастыря и управления им»,— то старец, сжалившись над ним, и будучи подвигнут от живущего в нем Святого Духа, сказал: «Хорошо, я останусь с тобою еще на две недели».

И Авва Элиан спрашивал его о всем, касающемся до управления общежитием. По окончании же двух недель преподобный призвал всю монастырскую братию и, приветствовав каждого особо, отпустил их в свои келлии; и затем в мире предал дух свой в руце Божии.

По кончине преподобного Иоанна св. Варсануфий умолк совершенно и более не давал никому ответов, как говорит в заглавии второго своего слова Авва Дорофей, который, по умолкнутии Варсануфия, вышел из той обители и учредил свое особое общежитие.

 

Сии блаженные отцы, от всей души любившие ближних, не только при жизни своей благодетельствовали им духовными благодеяниями, но продолжают благодетельствовать и по смерти, оставив нам душеспасительную книгу своих богомудрых ответов, как отеческое наследие чадам своим, чтоб, прилежно читая оную, почерпали мы из нее великую пользу душевную.

Книга сия содержит 850 ответов, сделанных на различные вопросы различных лиц: архиереев, иереев, монахов, мирян, старцев, юных, немощных и здоровых. Одни из сих ответов писал так называемый7 другой старец Иоанн, иные же, — и притом большую их часть, — давал сам великий старец Варсануфий, который не сам их писал, а чрез авву Серида.

При сем достойно удивления следующее обстоятельство. Когда великий Варсануфий начал давать свои ответы, то, призвав авву Серида, пересказал ему свой ответ и велел его написать (ответ был Иоанну, иноку Миросавской обители). Авва Серид, не надеясь удержать в уме своем всех слов, которые сказал ему Святой, недоумевал, как он напишет такое множество слов, и полагал, что Старец велит ему принести чернила и хартию, чтоб, слушая, писать все, слово за словом. Св. Варсануфий, по данной ему благодати прозрения, узнал тайную мысль Серида; лицо его просияло, как огонь, и он сказал Сериду: «Пойди, напиши и не бойся; если я скажу тебе и бесчисленное множество слов, чтоб ты написал их, то знай, что Дух Святой не попустит тебе написать ни одним словом больше или меньше сказанного, хотя бы ты и сам пожелал сего, но наставит руку твою верно написать все, в последовательном порядке».

Такова книга сия! Она, изобилуя дивным рассуждением, разрешает самые неудоборазрешимые вопросы, — и есть учительница терпения, искоренительница роптания, меч, отсекающий свою волю, секира, поражающая человекоугодие, руководительница к истинному и совершенному смирению, поучающая нас почитать себя за ничто, провозвестница покаяния, родительница плача и ходатаица спасения душ и совершенства во Христе Господе.

Источник электронной публикации: Добротолюбие. Т. 2. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1992. — репринт 3-го издания Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, М. : 1895.
Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.