Церковь, единожды освобожденная от отеческих пороков, осталась в объятиях Жениха.